Warning: session_start(): open(C:\Windows\temp\sess_sbjv918i6h520sobqasgabg3f6, O_RDWR) failed: No space left on device (28) in C:\www\lemma4.1php\login.php on line 15 Warning: session_commit(): open(C:\Windows\temp\sess_sbjv918i6h520sobqasgabg3f6, O_RDWR) failed: No space left on device (28) in C:\www\lemma4.1php\login.php on line 36 Warning: session_commit(): Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (C:\Windows\temp) in C:\www\lemma4.1php\login.php on line 36 Всеобщая история искусств

Юнг Карл ГуставШвейцарский психиатр Карл Густав Юнг (1875-1961) является создателем школы “аналитической психологии”.

Теоретические расхождения Юнга с фрейдизмом касались прежде всего трактовки либидо — Юнг был противником исключительно сексуальной трактовки психической энергии. Но иной была и теория бессознательного, поскольку для Юнга не вытеснение — основной источник образования психических явлений, лежащих за порогом индивидуального сознания. Юнг отличает от “личностного бессознательного”, в которое входят преимущественно вытесненные из сознания представления, “коллективное бессознательное”, которое присуще всем людям, передается по наследству и является корнем индивидуальной психики. Коллективное бессознательное представляет собой систему установок и типичных реакций, незаметно определяющих жизнь человека. Под влиянием врожденных программ и универсальных образцов находятся не только элементарные поведенческие реакции, но также восприятие, мышление, воображение.

Эти образцы или “пра-образы” получили название “архетипов коллективного бессознательного”. Юнг сравнивает их с системой осей кристалла, невещественным полем, которое распределяет частицы вещества и преформирует кристалл в растворе. В психике таким “веществом” являются внешний и внутренний опыт, организуемые согласно унаследованным программам. Сам архетип не входит в сознание, он всегда соединяется с какими-то представлениями и подвергается обработке сознания. Ближе всего к самому архетипу находятся “архетипические образы”, данные в опыте сновидений, галлюцинаций, мистических видений, когда сознательная обработка минимальна. Это спутанные, темные образы, воспринимаемые как нечто жуткое и чуждое, но в то же время как нечто бесконечно превосходящее человека, священное, нуминозное.

Эта трактовка бессознательного способствовала тому, что Юнг обратился к мифологии, религии, искусству, в которых мы встречаемся с архетипическими образами. Для понимания человеческой личности необходимо выйти за пределы формул естествознания: не только медицинские учебники, но и вся история культуры должна стать открытой книгой для психиатра. К биохимическим и физиологическим нарушениям можно отнести лишь небольшую часть психических заболеваний. Болеет личность, которую, в отличие от организма, можно понять, только обратившись к цивилизации, к которой принадлежит эта личность, а затем и ко всей духовной истории человечества. Мир культуры связан для Юнга с природой человека, а в ней на первом месте стоят “вечные” символы, находящие свое выражение в религиозно-мифологических представлениях.

Поэтому аналитическая психология включает в себя не только собственно психологические теории: классификация психологических типов и функций (Юнг ввел понятия “экстраверт” и “интроверт”), работы по психотерапии и по возрастной психологии составляют лишь незначительную часть корпуса сочинений Юнга. Теория коллективного бессознательного распространяется им на все более широкий круг явлений и постепенно приобретает черты религиозно-философского учения.

Человеческая психика представляет собой целостность бессознательных и сознательных процессов, это саморегулирующаяся система, в которой происходит постоянный обмен энергией между элементами. Психические нарушения возникают в результате дисгармонии, раскола, конфликта. Обособление сознания ведет к утрате равновесия, и бессознательное стремится “компенсировать” односторонность сознания. Именно господство экстравертного, т.е. направленного на внешний мир сознания, характерно для западной цивилизации. Интровертное, направленное вовнутрь мышление устанавливает равновесие с силами бессознательного; оно доминировало во всех традиционных обществах.

Архетипические образы всегда сопровождали человека, они являются истоком мифологии, религии, искусства. Подлинное искусство всегда обращается к глубинам человеческой души. В постепенной шлифовке спутанных и жутких архетипических представлений принимают участие религия и искусство, которое первоначально всегда имеет дело со священными образами. Они постепенно превращаются в символы высоких религий, делаются все более прекрасными по форме и всеобщими по содержанию. Человек первобытного общества лишь в незначительной мере отделяет себя от “матери-природы”, от жизни племени. Он уже переживает последствия отрыва сознания от животной бессознательности, возникшего субъект-объектного отношения — на языке религии этот разрыв осмысляется как грехопадение. Гармония восстанавливается с помощью магии, ритуалов, мифов. С развитием сознания пропасть между ним и бессознательным углубляется, растет напряжение. Перед человеком возникает проблема приспособления к собственному внутреннему миру. Адаптацию к идущим из глубин бессознательного образам берут на себя все более сложные религиозные учения, по-прежнему покоящиеся на интуитивном опыте нуминозного, но использующие все более абстрактные догматы. Вместе с тем растет риск отрыва жизни от ставшей ритуальной и догматичной культуры. Всякий кризис религиозных систем сопровождается массой невротическихявлений. Если сознание уже не принимает во внимание опыт архетипов, если символическая передача этого опыта невозможна, то архетипические образы могут вторгнуться в сознание в самых примитивных формах и загасить его. Это может быть непередаваемый опыт мистика — распространение мистицизма Юнга вообще считает симптомом кризиса религиозной “формы жизни”, поскольку нуминозный опыт утрачивает символическую форму. С этими прорывами он связывает и индивидуальные психозы, и кровавые идеологии 20 в.: расовую мифологию нацистов, коммунистический миф о реализации “золотого века” — все это детски наивно с точки зрения разума, однако эти идеи захватили миллионы людей. Факельные шествия, массовый экстаз и горячечные речи всякого рода “вождей”, использование архаичной символики (та же свастика) свидетельствуют о вторжении сил, которые намного превосходят человеческий разум.

Это коллективное безумие — закономерное следствие европейской истории, ее несравненного прогресса в овладении миром с помощью науки и техники. История Европы — это история упадка символического знания. Символы открывают человеку священное и одновременно предохраняют его от непосредственного столкновения с колоссальной психической энергией архетипов. Сегодня эта стена разрушается, и начало этому “штурму священных стен” положили не современная наука или писания атеистов. Авторитет церковной традиции был подорван протестантизмом, который поставил на место церкви авторитет Писания, но предоставил каждому право толковать его на собственный лад, что привело к расколу на сотни деноминаций. Протестантизм стал причиной бурного развития капиталистической индустрии и техники. Психическая энергия, уходившая ранее на строительство защитных стен, “освободилась и двинулась по старым каналам любознательности и стяжательства, а потому Европа стала матерью демонов, пожравших большую часть Земли”. За Реформацией последовало Просвещение, а за ними материализм естествознания. Разложенный на формулы символический космос сделался чуждым человеку, превратившемуся в одну из физических сил. В образовавшийся вакуум хлынули абсурдные политические и социальные доктрины, начались катастрофические войны.

Современную Европу Юнг сравнивает с поздней античностью. После того как был услышан крик: “Великий бог Пан умер!”, античная религия утратила всякую значимость. Греки и римляне обратились к ближневосточным религиям, пытаясь восполнить утрату священных символов. Результатом борьбы между восточными религиями была победа христианства, которое многое позаимствовало у своих соперников и восстановило охранительную стену символов. Сегодня, когда Запад переживает крушение христианства, нынешние поиски символов и религий на Востоке кажутся оправданными. Однако сокровища восточной мудрости совершенно непригодны для европейцев: они настолько пропитаны “чужой кровью”, что не могут войти в символический универсум европейцев и даже способны принести им немалый вред. Заимствуя тщательно разработанные системы идей и практики медитации, европеец только усугубляет свои противоречия. В западном варианте восточного учения либо приобретают черты примитивных религиозных движений, либо становятся “психотехникой”, “гимнастикой”. Никакие заимствования с Востока не помогут, нужно обратиться к собственной религиозной традиции.

Собственную аналитическую психологию Юнг называл то западной йогой, то алхимией 20 в. Психотерапия Юнга предполагает постепенное погружение в глубины бессознательной психики: пациент от Эго — центра сознания — движется к ядру всей психики, названного им Самостью (Selbst). Этот процесс самообретения он называл индивидуацией, а толкование символики сновидений играет в аналитической психологии значительно большую роль, чем во фрейдизме. В сновидениях своих пациентов он постоянно сталкивался с символами, которые были непонятны не только пациентам, не имевшим никакой исторической подготовки, но вызвавшими удивление и у самого Юнга, потратившего долгие годы на изучение религиозных традиций. По непонятной причине в сновидениях вновь и вновь воспроизводились образы, характерные для позднеэллинистических религий, герметизма, гностицизма. Так как Юнг полагал, что онтогенез повторяет филогенез, то выход на поверхность сознания символов прошлой эпохи означал для него возвращение бессознательного к какому-либо прошлому моменту развития коллективной души.

В алхимии Юнга нашел опосредствующее звено между гностицизмом и современностью. В символике Св. Грааля и в поисках “философского камня” мы имеем дело с традицией, которая на протяжении столетий существовала в тени христианства, истребившего гностиков, потом манихеев и катаров, но не сумевшего искоренить эту ересь до конца. Христианство выразило одно из психологических состояний начала нашей эры, тогда как остальные подверглись вытеснению и подавлению. Но стоило ослабеть христианству, и начался выход на поверхность иных психич. сил, связанных с архетипами коллективного бессознательного.

Бессознательное живет своей жизнью, в нем нет прошлого и настоящего, в нем продолжается работа, начавшаяся тысячелетия тому назад. Исторические корни символики современных сновидений обнаруживаются Юнгом в гностицизме. В бессознательном нынешних европейцев происходит замена Троицы христианства Четверицей. Земное, темное, женское начало — четвертый элемент — был исключен из символа веры христиан и низвергнут “во тьму внешнюю”. Сейчас он возвращается, возникает новое религиозное состояние. Эти идеи были развиты Юнгом в теологическую доктрину в ряде поздних работ (“Ответ Иову” и др.).

Тем самым учение Юнга выступает как бы в нескольких обличиях. В существующих почти во всех странах Запада институтах аналитической психологии осуществляется подготовка квалифицированных психотерапевтов, которые совсем не обязательно разделяют увлечения Юнга астрологией или алхимией. Его работы по психологии религии оказали немалое влияние на специалистов в области истории религии и мифологии (К. Кереньи, Элиаде и др.). Значительным было влияние его идей на многих писателей, художников, кинорежиссеров. В то же самое время на Юнга сссылаются поклонники разного рода “оккультных” дисциплин, которых совершенно не интересуют собственно психологические труды Юнга.

Соч.: Gesammelte Werke. Bd. 1-17. Z.; Sttutg., 1958-76; The Collected Works. Bollingen Series. V. 1-20. Prinston, 1976-85; Архетип и символ. М., 1991; Воспоминания, сновидения, размышления. Киев, 1994; Психология бессознательного. М., 1994; О психологии вост. религий и философий. М., 1994; Аналитич. психология: Прошлое и настоящее. М., 1995; Тэвистокские лекции. Киев, 1995; Психол. типы. СПб; М., 1995; 1996; Проблемы души нашего времени. М., 1996; Юнг К. Г., Нейман Э. Психоанализ и искусство. М.; Киев, 1996; Структура психики и процесс индивидуации. М., 1996; Проблемы души нашего времени. М., 1996; Юнг К.Г., Нейманн Э. Психоанализ и искусство. М.; Киев, 1996; Психология и алхимия. М.; Киев, 1997; Алхимия снов. Четыре архетипа. СПб., 1997.

Лит.: Сэмьюэлз Э., Шортер Б., Плот Ф. Критич. словарь аналитич. психологии К. Юнга. М., 1994; К.Г. Юнг и совр. психоанализ. Вып. 1. М., 1996; Самуэлс Э. Юнг и постъюнгианцы: Курс юнгианского психоанализа. М., 1997; Калина Н.Ф., Тимошук И.Г. Основы юнгианского анализа сновидений. М.; Киев, 1997; Роузен Д. Дао Юнга: Путь целостности. Киев, 1997.


А.М. Руткевич. Юнг // Культурология XX век. Энциклопедия.Т.2. - СПб: Университетская книга, 1998