Идеи-образы в шотландском искусстве эпохи модерн

Ассоциативная связь

Шотландский модерн – это особая страница в книге интернационально направленного искусства рубежа XIX – ХХ вв. Его характер в наибольшей степени проявился в архитектуре, прикладном искусстве, графическом дизайне, которые в свою очередь не могли не повлиять на развитие живописи означенного периода1. Для шотландского модерна в целом характерно обращение к кельтской культуре, в которой природа существует как важнейшая, зашифрованная, сакральная часть мироздания, и человек является ее неотъемлемой частью. По вероваАссоциативная связьниям кельтов, природа пронизана невидимой духовной энергией, и в ней все имманентно всему. Исходящие из кельтской культуры таинственные визуальные коды неизменно связаны с древнейшими природными формами, знаками, устным словом, стихийностью и внутренней страстностью. Отсюда проистекает тот особый символизм рубежа веков, который характеризует шотландскую декоративную живопись. Реализм и магия, натурность и воображение, декор и поэзия в различных пропорциях представляют собой особый шотландский колорит.

С точки зрения предпочтений художественного языка для декоративной живописи шотландцев, независимо от техники, органична форма панно. В данной форме уместны и цветовые контрасты, и стилистические смешения, и любовь к линии. Утонченный графизм художников шотландского модерна развился в связи пониманием синтетичности и универсальности языка линий. Многие из них занимались графическим дизайном, принимали участие в оформлении печатных изданий. С другой стороны, для большинства шотландских живописцев сюжет, нарративность являлись необходимой частью разрабатываемого изображения. Визуализация у них, прежде всего, была связана с текстом, который в процессе работы осмысливался, превращаясь в зашифрованное послание из характерных форм, ритмических пауз и цветовых сочетаний.

В Шотландии широкую международную известность приобрел архитектор Чарльз Ренни Макинтош (1868—1928), особенно благодаря своим интерьерам и мебели.

Его родной город Глазго представлял собой процветающий промышленный центр, в котором существовали богатая традиция классицистической архитектуры во главе с сэром Джоном Джеймсом Барнетом, обучавшимся в Школе изящных искусств в Париже, и не менее интересный неошотландский стиль с использованием в строительстве традиционных материалов. Этот стиль, прежде всего, связан с именем архитектора Джеймса МакЛарена (1843—1890). Макинтош не признавал классический язык, но на него глубокое впечатление произвели стиль шотландских крепостей и усадеб, известный под названием «баронского стиля», а также произведения Пьюджина и Раскина, интерес к художественным ремеслам и эстетика символизма, изложенная У. Р. Литаби в книге Архитектура, мистика и миф (Architecture, Mysticism and Myth, 1891).

В 1896 г. компания «Хонеман и Кеппи», в которой Макинтош с 1889 г. работал ассистентом, выиграла конкурс на строительство новой Школы искусств в Глазго (Glasgow School of Art). Примечательный проект был полностью подготовлен Макинтошем. Главный флигель (1897—1899) из граница, с огромными, обращенными на север окнами мастерских выражал бескомпромиссный функционализм, смягченный поэтичной асимметрией . На архитектуру портала оказал влияние стиль примечательных лондонских домов МакЛарена на Палас-корт, 10 и 12 (1889—1890), в Бейсуотере, а также художественной галереи Уайтчэпел (1897—1899) в Лондоне, построенной Чарльзом Гаррисоном Таунсендом (1850—1928), проект которой был опубликован в 1895 г. в номере журнала The Studio.

Здание Макинтоша построено на очень крутом склоне. Этот склон он использовал при оформлении узкого восточного фасада, который вздымается подобно средневековой шотландской крепости, — эффект, усиленный с помощью маленьких окошек и применения мелких неотесанных каменных квадров.

Когда в 1906 г. официальные инстанции решили дополнить архитектуру Школы искусств строительством западного флигеля с библиотекой, Макинтош переработал свои проекты и создал вздымающийся ввысь западный фасад, который выглядел значительно более стилизованно и абстрактно, чем восточный. В этом призрачном проекте (исполнен в 1906—1910) доминируют эркерные окна высотой 7,5 м, освещающие библиотеку. Согласно первоначальному проекту, фланкирующие окна странные полукруглые каменные цилиндры должны были быть выполнены в виде скульптур, однако даже в нынешнем неуклюжем состоянии они способствуют возникновению полной достоинства геометрии. Внутри библиотека являет собой поэтичный образ традиционного деревянного зодчества, воплощая в фантастической форме идеалы Пьюджина, хотя и в сочетании со стилем японского плетения.

За пределами Глазго Макинтош построил два дома — Уиндихилл (1899—1901) в Килмакольме и амбициозный Хилл-хаус (1902—1903) в Эленсбурге. Со своими стенами из песчаника, защищенными от непогоды обычной грубой штукатуркой или штукатурным наметом, дом в Эленсбурге становится примером упрощенной шотландской традиции. Но за стенами скрывались белые, светлые интерьеры, оживленные нежными орнаментами цвета мальвы и зеленого, а также покрашенной в белый цвет древесиной. Исключительно органично выглядела и импозантная удлиненная мебель.


La façade ouest de la Glasgow School of Art
Эти интерьеры пользовались популярностью в Германии и Австрии, после того как в журнале Декоративное искусство (Dekorative Kunst) в марте 1902 г. были опубликованы иллюстрации Уиндихилл, а в Немецкое искусство и оформление (Deutsche Kunst und Dekora-tion) в марте и апреле 1905 г. — иллюстрации Хилл-хаус и Уиллоу Ти Рум. К тому времени Макинтош и его компаньоны («Четверка») уже были приглашены в 1901 г. для оформления помещения выставки Сецессио¬на в Вене, а в следующем году он со своим «Розовым будуаром» участАссоциативная связьвовал в Международной выставке декоративного искусства в Турине.