Родившись в скромной семье рамочника-золотильщика в Бирмингеме, Берн-Джонс получает начальное образование в бирмингемской Школе короля Эдварда.. Одаренный рисовальщик, с 1848 года он посещает вечерние курсы в правительственной школе дизайна. В 1853 году, решив стать священником, поступает в Экситер-колледж Оксфорда, одного из старейших университетских городов Англии (основан в XII в). Знакомится там с Уильямом Моррисом - студентов связывает тесная дружба и общая страсть к искусству. Там они впитывают дух Средневековья и видят в нем источник творческого вдохновения.

Джордж Фредерик Уоттс. Портрет Э. Берн-Джонса. 1870 г.

Узнав о Братстве прерафаэлитов из статей критика Джона Рескина, в доме одного из друзей они увидели акварель Данте Габриэла Россетти "Данте, рисующий ангела" (1853 г.), которая произвела на молодых людей такое сильное впечатление, что прерафаэлиты становятся для них идеалом в живописи, а Данте Габриэл Россетти - кумиром.

Rosetti Dante's Dream (detail),1871

Образование группы прерафаэлитов стремившихся в своей живописи к простоте и искренности ранних итальянских мастеров дорафаэлевского времени, стало одним из самых ярких событий викторианской эпохи. Братство художников было создано в 1848 году в Лондоне Уильямом Хантом, Джоном Эвереттом Миллесом и Данте Гейбриелом Россетти под сильным влиянием сочинений Рескина. Теория их была такова: "Искусство было чисто только до Рафаэля. Рафаэль сам был чист только в первую половину своей деятельности. Потом, когда он получил первые ватиканские заказы, он впал в манерничанье, создал стереотип, за которым устремились все остальные".

Прерафаэлиты, опираясь на художников кватроченто и готики и добиваясь абсолютной точности в своей технике, стремились сочетать воодушевлявшие их благородные чувства с правдивым изображением предмета.

До появления Братства развитие британского искусства определялось главным образом деятельностью Королевской Академии. Несмотря на появление таких художников, как Тернер и Констебл, манера, культивируемая Академией, по-прежнему тяготела к наследию старых мастеров и основывалась на использовании коричневой краски. Трое молодых прерафаэлитов сознательно бросили вызов общепринятым взглядам; они создали свой манифест и опубликовали его в собственном издании "Росток".Burne-Jones The Four Seasons, Summer, 1869

Чтобы воспроизвести манеру великих итальянских художников, творивших до Рафаэля, живописцы братства делали скрупулезные этюды тонов с натуры, воспроизводя их насколько возможно ярко и отчетливо, и писали картины на влажном белом грунте. Они увеличили размеры полотен, чтобы уместить человеческие фигуры и предметы в их натуральную величину. В своем желании писать исполненные истины, глубоко значительные сюжеты они обратились за вдохновением к Библии.

В дальнейшем их творчество было тесно связано с литературой: с произведениями поэта эпохи Возрождения Данте, английского поэта Шекспира, давно забытыми средневековыми легендами и балладами с благородным поклонением прекрасной даме, самоотверженным мужеством рыцарей.

Вначале критики, в том числе и Чарлз Диккенс, встретили художников враждебно. Им не понравился реализм, изображающий Иосифа как ремесленника с грязными ногтями, а Мадонну как девушку из толпы. Однако (авторитетный и популярный) критик Джон Рёскин энергично выступил в их защиту, а живописцы-новаторы вскоре приобрели многочисленных поклонников, особенно в среде растущего среднего класса центральной и северной Англии.

Уильям Моррис и Эвард Берн-Джонс принимают решение отказаться от богословия ради живописи. В 1855 году молодые люди покидают Оксфорд, окончательно решив посвятить себя искусству, обратившись к Россетти за разрешением участвовать в их журнале. Со знакомства Россетти с этими двумя студентами Оксфордского университета начался новый этап в движении прерафаэлитов. В это время группа прерафаэлитов развивает в своем творчестве круг тем на основе Нового Завета и средневековых легенд. Берн-Джонс знакомится с Рескиным и Россетти в начале 1856 года, а в мае того же года он уже принят учеником в студию Россетти. В следующем году он участвует в выполнении принадлежащего учителю большого проекта стенной росписи холла оксфордского Зала Союзов. Помимо этой работы, его внимание почти всецело поглощает рисунок пером или акварелью, весьма тщательно прорабатываемый.

В 1860 году Эдвард Берн-Джонс женится. В это время он начинает писать акварели с добавлением гуаши с бычьей желчью на коричневой основе. К этому периоду относятся два портрета обворожительной Сидонии фон Бок и ее кузины Клары фон Девитц, навеянные итальянским РенеBurne-Jones The Beguiling of Merlin, 1874ссансом и отмеченные влиянием Россетти. В том же году создает несколько работ по мотивам баллады о Прекрасной Розамунде и королеве Элеоноре (вслед за Россетти и Хьюзом).

Увлечение Средневековьем заставило прерафаэлитов изменить отношение и к декоративно-прикладному искусству, противопоставив бездушным изделиям промышленного производства высокое качество вещей, сделанных ими вручную. В 1861 году Уильям Моррис открывает в Лондоне фирму "Моррис, Маршалл, Фолкнер и К". В этом магазине декоративного искусства продается все необходимое для создания домашнего интерьера: мебель, витражи, керамика, обивочные ткани, предметы искусства. К Моррису присоединяются его верные друзья Филип Уэбб, Россетти и Берн-Джонс.


Эдуард Берн-Джонс работал в декоративно-прикладном искусстве в так называемой мастерской "Красный дом" Уильяма Морриса в Кенте, спроектированном в 1859 Филиппом Спикменом Уэббом по типу английского деревенского коттеджа из красного кирпича с окнами, различными по форме (квадратными, прямоугольными, круглыми), в некоторых стояли витражи, стены жилища опутывая, столь любимые прерафаэлитами вьющиеся растения. Художники своими руками делали мебель, ковры, занавески, витражи и даже дверные ручки. Данте Габриэл Россетти написал для кабинета Морриса триптих на темы стихотворений Данте Алигьери. Они учились ткать, делать посуду, набивать рисунок на ткани. Новый образ жизни привлекал людей в мастерскую Морриса. Посетителям казалось, что они попадают в самую гущу творческого процесса. Призыв "Не имейте в своем доме ничего, что бы вам не пригодилось или не казалось красивым" нашел немало последователей. Для мастерской Морисса создавались иллюстрации, эскизы гобеленов, мозаик, витражей, предметы декоративно-прикладного искуства. Во многом именно на проектах и рисунках Берн-Джонса держалась деятельность фирмы "Уильям Моррис и К." и издательства "Келмскотт Пресс". В шпалерах и витражах он, как правило, выполнял человеческие фигуры, а Моррис орнаменты.


Здесь Берн-Джонс стремился к законченности и эмоциональности в трактовке лиц, несмотря на протесты Морриса, желавшего усиления декоративного начала в такого рода вещах. Создаются книги, в едином стиле оформления страницы книги, её титульного листа и переплёта. "Кентерберийские рассказы" английского поэта Джефри Чосера украшены вьющимися растительными орнаментами Средневековья, текст оживляют заставки-миниатюры и орнаментированные заглавные буквы. Книга вышла в год смерти Уильяма Морриса, через два года со смертью Берн-Джонса.

В 1861 году художник едет в Италию с Брауном и Россетти, а по возвращении активно помогает Моррису в создании его художественно-промышленной компании, для которой выполняет множество эскизов витражей, керамической облицовки, гобеленов и других предметов прикладного назначения.

Благодаря Берн-Джонсу, влияние прерафаэлитов, связанное с именем Уильяма Морриса, было длительным и породило другое течение - "Высокое искусство", германское по происхождению, которое обратилось к сюжетам древней английской истории.

Между 1859 и 1873 годами Берн-Джонс совершает несколько путешествий в Италию, что позволяет ему лучше узнать творчество Мантеньи, Боттичелли и Микеланджело. Совершая поездку вместе с Рескиным, убедившим живописца заняться копированием мастеров венецианской школы, Берн-Джонс обновляет свою технику. В его стиле с этих пор заметны признаки новых влияний, что в конце концов приносит ему славу и рыцарское звание, дарованное художнику как открывателю новой эпохи в искусстве.

В 1864 году он избран в члены Старого общества акварелистов; участвует в выставке Общества в 1870.Burne-Jones The Angel, 1881 В 1877 году художник представляет семь своих произведений на первую выставку в галерее Гровнор; становится постоянным участником ее салонов вплоть до 1887 г. Известность Берн-Джонса растет, выходя далеко за пределы Англии.

В продолжение царствования королевы Виктории британцы начинают все больше думать об имперской роли своей страны. Возрастает интерес к античной литературе и к истории Древней Греции и Рима, а также к легендарному прошлому самой Британии. Эдвард Берн-Джонс становится мастером и античных и средневековых сцен, создавая работы, подобные серии "Пигмалион" или "Король Кофетуа и девушка-нищенка", в которых сквозит воспитательный мотив превосходства благородства души над земными богатствами.

В 1882 году наBurne-Jones Edward . Wedding of Sir Tristram. Window. 1862-63. Всемирной выставке в Париже он вместе с Фредериком Лейтоном представляет Англию. В 1885 году Эвард Берн-Джонс избирается ассоциированным членом Королевской Академии Художеств, но в 1893 г. отказывается от этого звания.

В 1894 году он получает титул баронета; приходит слава, увенчивая его наградами. Последние годы его жизни посвящены большим композициям на литературные темы.

История движения прерафаэлитов закончилась, оставив мастерам XX века большое наследство благодаря возвышенной вере в искусство и творческим достижениям, изменившим отношение общества и художников к живописи, оформлению книги и декоративно-прикладному искусству.

Живопись прерафаэлитов являет собой переход от романтизма к символизму начала ХХ столетия, который, может быть, правильнее было бы именовать неоромантизмом: он вновь открыл простор фантазии, устремлённости за пределы повседневности.

Основные произведения Эдварда Берна-Джонса: "История Пигмалиона" (1869-79, Бирмингем, Городской музей и художественная галерея); "Зеркало Венеры" (1872-77, Лиссабон, Национальный музей старого искусства); "История Персея" (после 1875, Штутгарт, Городское собрание); "Золотая лестница" (1876-80, Лондон, Галерея Тейт); "Любовь среди руин" (1893; там же); иллюстрации к "Сочинениям Джефри Чосера" (совместно с У. Моррисом; 1896).