Warning: session_start(): open(C:\Windows\temp\sess_us3l9uaam8kdao86loqjo0b086, O_RDWR) failed: No space left on device (28) in C:\www\lemma4.1php\login.php on line 15 Warning: session_commit(): open(C:\Windows\temp\sess_us3l9uaam8kdao86loqjo0b086, O_RDWR) failed: No space left on device (28) in C:\www\lemma4.1php\login.php on line 36 Warning: session_commit(): Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (C:\Windows\temp) in C:\www\lemma4.1php\login.php on line 36 Всеобщая история искусств

Фердинанд Георг . Молодая дама у туалетного столика. 1840 г. Термин БИДЕРМАЙЕР происходит от немецкого "Biedermaier", "Biedermeir" — игра слов: "порядочный, прямодушный господин Майер" от "Biedermann" — "честный, простодушный человек" и фамилии Maier . Это историко-региональное художественное течение, сложившееся в 1815—1848 гг. в Германии и Австрии в живописи, графике, оформлении интерьера, мебели, росписи фарфора и стекла. Название "бидермайер" возникло курьезно. В 1848 г. немецкий поэт Й. фон Шеффель опубликовал два стихотворения: "Вечернее уютное времяпрепровождение бидерманна" и "Сетования праздного Майера", а в 1850 г. другой немецкий поэт Л. Айхродт (Eichrodt) из существительного «Biedermann" (порядочный, прямодушный человек) и фамилии «Maier" составил псевдоним, под которым стал публиковать сентиментальные и наивные стихотворения. Вскоре под вымышленным именем Готтлиба Бидермайера стали появляться произведения, пародирующие любительские стихи некоего С. Заутера, провинциального школьного учителя, а также стилизованные под них пародии самого Л. Айхродта и его друга А. Кузмауля (1854—1857). В 1869 г. вышел сборник стихов "Комические песни Бидермайера" («Biedermaiers Liederlust"), переизданный в 1911 г. под названием "Книга Бидермайера" ("Das Buch Biedermaier"). В искусствознании термин "Бидермайер" впервые применен в 1894 г. в статье Г. Бётгихера "Будущее орнамента на примере развития обойного дела" и позднее в книге П. Шмидта "Живопись Бидермайера" (1922). Долгое время этот период в истории немецкого искусства именовался "предмартовским". С одной стороны он ограничен датой 1815 г., "битвой народов" под Лейпцигом и окончанием наполеоновских войн, с другой — "мартовскими событиями" 1848 г., началом революции в Германии. Это был период краткого затишья и относительно спокойной жизни после потрясений военного времени. В 1815 г. состоялся знаменитый Венский конгресс, на котором три императора, Александр I, Франц I и Фридрих Вильхельм III, заключили "Священный союз" России, Австрии и Германии, его главной целью было "восстановление мира, спокойствия и старого монархического порядка". В изобразительном искусстве этот союз запечатлел немецкий живописец Х. фон Оливье, представив "Аллегорию Реставрации" — трех императоров в рыцарских доспехах на фоне алтаря в интерьере готического храма. Картина "Священный союз" (1815) стала одним из программных произведений немецкого Романтизма и стиля Неоготики. Однако "стиль бидермайер" периода немецко-австрийской Реставрации характеризуется прежде всего "снижением" и "дискредитацией" романтических идей. В этом отношении показательна закрепленная традицией неточность перевода немецкого слова "Bieder" как "бравый" (на самом деле — "простодушный, наивный"; а имя Maier происходит от лат. "Major" — "бо?льший, ценный"). Сложившаяся в начале XX в. негативная оценка искусства Бидермайера как "синонима пошлости и мещанства" представляет собой другую крайность. Художникам Бидермайера действительно присуще ограниченное восприятие действительности, тяготение к интимным, камерным, сентиментальным образам и сюжетам, поэтизация мира вещей, уюта домашнего интерьера, выражающие мировоззрение немецкого бюргерства, среднего класса, провинциального обывателя (сравн. бюргерский стиль). Герой, созданный поэтом Айхродтом, хвастался своими мещанскими вкусами, но этот образ имел ироничный характер. По определению его создателя — "образец скромного бидермайера, который, довольствуясь своей комнатушкой, крошечным садиком и жизнью в забытом Богом местечке, умудрялся отыскать и в участи непристижной профессии сельского учителя невинные радости земного счастья". Одна из главных черт Бидермайера — провинциальность и отсутствие художественных центров. Это не столичное искусство, несмотря на то что его художники работали в Берлине и Вене. При прусском дворе официально поддерживали два течения: "прусский эллинизм" и Неоготику. Оба развивались в русле движения национального романтизма, возникшего на подъеме освободительной борьбы с наполеоновской тиранией. В Берлине то и другое течения воплотились в творчестве К. Ф. Шинкеля, в Мюнхене "эллинизм" развивал Л. фон Кленце. Романтическая и вальяжная Вена возрождала роскошь "венского рококо" времени правления императрицы Марии Терезии (см. Марии Терезии стиль), второй половины XVIII в., в стиле "альтвин" ("старовенском"). В отличие от этих течений Бидермайер выражал, прежде всего, стремление к "самоизоляции" провинциального бюргерства, наслаждению спокойной и тихой жизнью. Критерий комфортности и практичности распространялся даже на живопись. В картинах ценились небольшой "кабинетный" размер (чтобы можно было дома повесить на стену), тщательная выписанность мельчайших деталей, нейтральность техники и "приятность" сюжетов. Напрашивается аналогия, хотя и неполная, с камерной живописью малых голландцев. В частности, известно, что австрийский живописец Ф. Вальдмюллер копировал картины голландских художников. Живописцы Бидермайера вдохновлялись также искусством Ж.-Б. Грёза, У. Хогарта, Д. Ходовецкого и пейзажами Б. Беллотто, работавшего в 1758—1768 гг. в Вене и Мюнхене (см. ведута). В искусстве немецко-австрийского Бидермайера разработан жанр "интерьера", "пейзажа из окна" и "семейного портрета в интерьере". Здесь выделяются имена Ф. Вальдмюллера, Й. П. Крафта и Г. Ф. Кёрстинга. В жанре натюрморта наибольшей известности добился К. А. Зенф. Он даже получил почетное прозвание "Рафаэль цветочного натюрморта". На самом деле в своих натуралистичных и "сухо" выписанных натюрмортах с букетами цветов этот художник ориентировался на поздние, не лучшие произведения голландских художников рубежа XVII—XVIII вв. В картинах Ф. О. Рунге традиционные аллегорические и символические сюжеты из-за пронизывающего их сентиментализма становятся неимоверно слащавыми, а произведения дилетанта К. Шпитцвега доходят до анекдотичной пошлости (в то время они оценивались положительно). Особенно сентиментальными были, конечно, портреты детей. Идиллически-кукольные, как с пасхальных открыток, вполне в немецком духе, они предстают в картинах Й. Данхаузера Старшего. "Официальный Бидермайер" представляет творчество живописца Ф. Крюгера, придворного художника прусского короля Фридриха Вильхельма IV. Живописец прославился исключительно точным изображением лошадей, за что и был прозван "Лошадиным Крюгером" (Pferde-Kruger). Знаменитая картина Крюгера "Парад на площади Оперы в Берлине, устроенный в честь прибытия в 1822 г. в столицу Пруссии великого князя Николая Павловича" поражает соединением казенщины, натуралистичности и обилия ничего не значащих будничных деталей, таких как, к примеру, собачки на переднем плане. Но именно эти качества превозносились более всего и снискали художнику популярность при петербургском дворе. С 1832 г. Крюгер часто работал в Петербурге. Для Военной галереи 1812 г. в Зимнем дворце он создал портреты прусского императора Фридриха Вильхельма III и Александра I, писал портреты членов семьи императора, офицеров гвардии, удивлявшие сходством и точностью в изображении мундиров и орденов — императору Николаю это представлялось в живописи самым важным. Остроумна характеристика подобного искусства, данная Н. Н. Врангелем: "Крюгер, любимый портретист Николая I, исполнил довольно большое количество фотографически безвкусных портретов. Все у него на месте, каждая пуговица на мундире крепко пришита, погоны и петлички все находятся где им следует быть, пуговицы и галуны ярко вычищены, но лица такие же суконные, как и мундиры". Живописцы Бидермайера работали в одно время с "дрезденскими романтиками". Но если в пейзажах, исторических реминисценциях и готических стилизациях подлинного Романтизма присутствует контраст вечного, возвышенного, идеального с миром природы, как, например, в пейзажах К. Д. Фридриха, то в Бидермайере этот контраст благополучно снимается. Даже альпийские пейзажи у художников Бидермайера вполне обыденны, а фольклорные и сказочные сюжеты из-за введения в них бытовых, натуралистично трактованных деталей теряют свою сказочность и превращаются в банальность. Многие черты сближают художников Бидермайера с назарейцами — немецкими живописцами, работавшими в те годы в Риме, а позднее и с английскими прерафаэлитами, также сумевшими натурализмом метода нейтрализовать и обесценить романтические идеи (сравн. грюндерство; хайматкунст). Закономерно постепенное сближение Бидермайера с салонно-академическим искусством Дрездена и Мюнхена. Академичны пейзажи Ф. Васмана, К. Блехена, Я. Альта, Х. Фогеля, портреты Й. Кройцингера и Ф. фон Райского. К Бидермайеру, а затем и к академизму склонялись "поздние дрезденские романтики" Й. Даль и Л. Рихтер. В искусстве оформления интерьера и мебели происходила переработка форм столичного Ампира. Так же как и в живописи, нейтрализовалась романтичность, строгость, величие и помпезность ампирных форм. Смягчались углы, излишне холодные и жесткие прямые линии заменялись слегка изогнутыми, прямоугольные плоскости — округлыми, овальными. Стали цениться простота, комфортность, выявление естественных свойств материала, например светлых тонов дерева. Еще в конце XVIII в. в моду стал входить "английский стиль", привлекавший своей рациональностью, удобством и простотой. В начале XIX в. состоятельные бюргеры заказывали мебель в стиле английского Регентства и стиля короля Георга IV (см. георгианский стиль; Регентства стиль в Англии). В немецко-австрийской мебели 1830-х гг. появились характерные для Рококо плавно изогнутые силуэты локотников кресел, спинок диванов, круглые столики-геридоны и "чиппендейловские" прорезные спинки, ножки стульев типа кабриоль. Наиболее известный художник мебели — австрийский живописец Й. Данхаузер Старший. Еще в 1804 г. он основал мебельную фабрику в Вене, а после войны выпускал мебель в "новом стиле". Его дело до 1838 г. продолжал сын Й. Данхаузер Младший. В период Бидермайера проявляется нечастое в истории искусства почти полное соответствие стиля искусства и стиля жизни широкого круга людей. В эти годы в бюргерских домах сложился обычай содержать так называемую "чистую комнату" (нем. sauber Zimmer) для приема гостей и демонстрации "хорошего вкуса" хозяев. Такие комнаты заполняли этажерками и угловыми шкафчиками с коллекциями безделушек, самодеятельными акварелями по стенам, подвешенными на ленточках и бантиках багателями, вышитыми занавесками и салфетками на мебели — антимакассарами, цветами на подоконниках. Предпочтение отдавалось светлым, естественным тонам дерева: груши, клена, ореха. В России в это же время особенно популярной была мебель из светлой карельской березы. Обивка — ситец с мелким цветочным узором, букетами вразброску или полосатый репс. Ситцем в мелкую полоску обтягивали мебель (см. рюклакен) и стены. Бумажные обои — также в полоску с цветами. Мотив цветочных букетов и натюрморта с цветами из живописи Бидермайера переходил в роспись фарфора. На Венской фарфоровой мануфактуре в эти годы, как ранее в Севре, изготавливали вазы, расписанные пышными букетами. Тарелки Берлинской фарфоровой мануфактуры с "видовыми" (пейзажными) росписями оправляли в деревянные золоченые рамы и вешали на стены как картины. В изделиях из стекла открывали новые формы и темы. Вместо тяжелых барочных хрустальных кубков с алмазной гранью из Богемии и Англии появились стеклянные кубки и стаканы, расписанные прозрачными эмалями — видами Дрездена и Вены, исполненные С. Моном и А. Котгассером. Мастерами тончайшей гравировки по стеклу были Д. Биман и К. Пфоль. Входили в моду искусство живописной миниатюры по эмали и безделушки, связанные с письменной культурой. В Петербурге и Москве Бидермайер — это пушкинское время. Его герои много читают и пишут. Вместе с творениями А. С. Пушкина в столичных особняках и усадебных домах возник интерес к отечественной литературе. Русские дворяне теперь выписывают книги и журналы не только из Парижа, появляются свои литературные альманахи: "Современник" (1836—1837), "Северные цветы" (1825—1832), "Северная лира" (1827). Формируется эпистолярная культура (от греч. epistole — "письмо"). Это рождает спрос на новые формы мебели: небольшие письменные столы, секретеры, бюро для хранения писем. Правилом хорошего тона считается иметь домашнюю библиотеку. Высокие книжные шкафы устанавливаются вдоль стен или даже поперек комнат. В русской живописи 1830—1840-х гг., в произведениях графа Ф. П. Толстого, П. А. Федотова и особенно в картинах В. А. Тропинина и А. Г. Венецианова проявился свой "бидермайер". Показательны теплые отношения Венецианова с Крюгером и огромное впечатление, произведенное на русских художников натуралистической, очень бидермайерской картиной француза Ф. Гране "Внутренний вид хоров церкви капуцинского монастыря в Риме", экспонировавшейся в 1821 г. в Эрмитаже. Необходимо лишь добавить, что при очевидном сходстве имеются и различия. В русской живописи первой трети XIX в., как академической петербургской, так и более провинциальной московской, романтические идеи не отрицались, а претворялись в национальные темы и сюжеты (см. Венецианова школа). Неестественно звучит немецкий термин "бидермайер" в применении к русскому искусству. Тем не менее выражение "русский бидермайер" существует. Это объясняется прежде всего тем, что, возникнув как региональное и национальное течение в искусстве, Бидермайер в короткие сроки выработал простые, устойчивые, интернациональные формы и приемы композиции. Характерна также "бесстильность", неопределенность в отношении больших исторических художественных стилей (именно поэтому Бидермайер правильнее называть течением, а не стилем). В 1840-х гг. Бидермайер плавно перерастал в формы входившего в моду "второго рококо" (см. Неорококо). Общими стали изогнутые линии и округлые силуэты. Принцип "вещного интерьера", разработанный в период Бидермайера, оказался актуальным для всего XIX столетия: "викторианского стиля" в Англии и всех европейских неостилей периода Историзма (см. также "николаевская готика"). Примерно в одно время и в разных странах были найдены универсальные решения жилых интерьеров и мебели, бытовавшие на протяжении столетия. Можно даже сказать, что в ограниченности Бидермайера заключались преимущества, обеспечившие его выживаемость. Фасады зданий менялись в соответствии с модой, а интерьеры были все те же. В произведениях живописи и графики художников Бидермайера запечатлены эти комнаты, сцены уютной и тихой жизни, сентиментальные портреты начала бурного XIX столетия, к концу века вызывавшие ностальгию и оказавшиеся вновь созвучными идеалам периода Модерна.


Тарасов Ю. Бидермайер в немецко-австрийской живописи романтического и послеромантического времени // Проблемы изобразительного искусства XIX столетия. Л.: Изд-во ЛГУ, 1990. С. 69—70.

Das Buch Biedermaier. Stuttgart, 1911. S. 111.

Врангель Н. Портретная выставка в Таврическом дворце. Искусство. 1905. № 5—7. С. 136.

Сарабьянов Д. Художники круга Венецианова и немецкий бидермайер // Русская живопись XIX в. среди европейских школ. М.: Сов. худ., 1980. С. 72—92.