Каспар Давид Фридрих. Зимний пейзажТермин РОМАНТИЗМ происходит от французского "Romantisme" (от лат. Romanum — "римский"). Романтизм — одно из двух, наряду с Классицизмом, основных художественных направлений в истории мирового искусства. Взаимодействие двух направлений — Классицизма и Романтизма — порождало в рамках отдельных исторических типов искусства множество исторических, историко-региональных, индивидуальных художественных стилей, течений и школ (см. стиль; теория прогрессивного циклического развития искусства). Романтизм, в отличие от Классицизма, основан на иррациональном архетипе художественного мышления. Вместе с тем понятие Романтизма необходимо отличать от романтики как состояния души человека и романтичности в значении качества мышления. В конце XVIII в. романтическим или романическим называли все необыкновенное, новое, необычное. Слово "роман" (франц. Roman) означало произведение не на классической латыни, а на одном из романских языков, т. е. на родном, местном наречии, и романс — стихотворное произведение на национальную тему, исполняемое с музыкальным сопровождением. Под романтическим искусством вначале подразумевали искусство национального Средневековья, включая Возрождение (не выделявшееся в отдельную эпоху), которое противопоставляли классическому — искусству античной Греции и Рима. Современное понимание термина "роман": драма для чтения, чаще любовная история, композиция и стиль изложения которой отличны от классических правил. Понятие романтики шире романтизма. Романтические чувства, мечты, романтический поступок — это всегда нечто возвышенное, неожиданное, не связанное с конформизмом, утилитарностью, прагматическим подходом к жизни (см. красота). Романтический поступок бескорыстен и потому имеет восторженный характер, он устремлен к некоему несбыточному идеалу (см. видение; грёза). Известно высказывание В. Г. Белинского, в котором, однако, смешиваются понятия романтизма и романтичности: "Романтизм... таинственная почва души и сердца, откуда поднимаются все неопределенные устремления к лучшему и возвышенному... Романтизм есть ни что иное, как внутренний мир души человека, сокровенная жизнь его сердца... и поэтому почти каждый человек романтик". Романтичность — психологический феномен, не связанный с определенным историческим типом искусства, творческим методом или стилем и существующий постоянно в различных формах культуры. Это смутное ощущение бесконечности мира, пространства и времени. Романтическое сознание — непременное свойство духовного развитого человека. Вместе с тем романтическое мироощущение — глубоко личное, субъективное, интимное переживание непознанного, таинственного (и по зрелому размышлению — непознаваемого). Поэтому романтическое мироощущение идеалистично по содержанию и лирично по форме. Романтика, безусловно, является основой Романтизма в искусстве, однако для возникновения последнего необходима некоторая историческая дистанция в осознании классического наследия культуры. Немецкий историк, поэт и путешественник Ф. Грегоровиус (1821—1891) писал: "Древности было неведомо элегическое созерцание руин. Великий путешественник Страбон при виде озаренных луною развалин храма никогда не испытывал мировой скорби Байрона или Шелли, Павсаний никогда не садился на упавшую колонну, как Вольней, чтобы погрузиться при виде обломков в мечтания и размышления о судьбах народов"
Даже в эпоху Высокого Возрождения начала XVI в., когда Рафаэль составлял первую археологическую карту Древнего Рима, а в архитектуре и живописи фактически был создан Классицизм, еще не сложилось романтического отношения к античности и, тем более, к Средневековью. В 1950-х гг. Г. фон Грюнебаум ввел понятие "ортогенетического классицизма" (от греч. orthos — "прямой" и genesis — "происхождение"), подразумевающее естественное (прямое, непосредственное) возникновение Классицизма из стилизации культурного наследия и такое же естественное перерастание классицистических представлений в романтические. Так, например, искусство античности для художников Итальянского Возрождения было классическим, а во Франции XVII—XVIII вв. — классицистическим, творчество же итальянцев было для французов своеобразным Классицизмом, но они рассматривали его уже с романтических позиций. Из подобных наблюдений можно выстроить цепочку логически связанных понятий: романтика — романтичность — романтическое в искусстве — романтическое мировоззрение. Многие художники Классицизма XVII в. были романтиками — Н. Пуссен, К. Лоррэн, Г. Дюге. Великим романтиком был Рембрандт, и даже апологет академического Классицизма Ж.-О.-Д. Энгр в некоторых произведениях не лишен романтического чувства. Романтиком был А. Ватто, почти за столетие он предчувствовал возникновение художественного направления Романтизма. Отсюда такой, казалось бы, противоречивый термин: романтический классицизм. Романтическое начало художественного мышления постоянно нарастало в искусстве Нового времени. В сравнении с Классицизмом XVI и XVII вв. стиль Неоклассицизма второй половины XVIII в. отличается почти равным соединением классицистических и романтических компонентов. Таковы римские пейзажи М. Риччи, Ю. Робера с воображаемыми руинами и фантастические композиции Дж. Б. Пиранези. Римский мост Фабрицио через Тибр в изображении Пиранези стал прообразом пандуса галереи, построенной Ч. Камероном в Царском Селе близ Петербурга. Симптоматично параллельное развитие с середины XVIII в. художественных стилей Неоклассицизма и Неоготики. В первом случае предмет творческого воображения классичен, а метод романтичен; во втором — предмет романтичен, а метод классицистический. Историческое развитие форм художественного мышления, усложнение его "духовно-телесной природы" ведут к сближению понятий "классическое" и "романтическое", и как следствие этого — стремление к теоретическому осознанию и программному определению Классицизма и Романтизма. Именно так романтическое начало художественного мышления вылилось в конце XVIII — начале XIX в. в художественное направление Романтизма. Художественное направление представляет собой программно оформленное течение. Показательно различное отношение к античности романтиков середины XVIII в. (художников Неоклассицизма) и романтиков начала XIX в. Для Пиранези "карчери" (итал. carceri — "тюрьмы") с орудиями пыток, которые он изображал в своих офортах, или фантасмагорические города не казались чудовищными. Созданная им в графике небывалая архитектура изображена вполне достоверно, материально, тектонично, в согласии с правилами архитектурных ордеров. Она воспринимается вполне реально. В начале XIX в. русский писатель-романтик В. Ф. Одоевский представил творчество Пиранези как невыносимую муку, трагедию безумца. Период преромантизма ищут в конце XVIII в. и объясняют его реакцией на рационалистическое мировоззрение французских просветителей середины XVIII в. (см. Просвещение). Однако такой реакцией был, скорее, сентиментализм, течение, порожденное идеями рационалистической философии и представляющее образец "сниженного романтизма" (Бидермайер), в сущности, антиромантического мировоззрения. Английским преромантизмом считают "пейзажный стиль" в садово-парковом искусстве второй половины XVIII в. и стиль "пикчуреск", проявившийся в английской живописи и графике Т. Гейнсборо, Т. Гёртина и, позднее, в картинах У. Тёрнера. Английский "пейзажный стиль" отражал стремление к "естественному человеку" (если пользоваться терминологией французских просветителей), стихийному ощущению красоты в природе. Однако между преромантизмом XVIII в. с его пристрастием к естественной красоте, пейзажным паркам и новыми романтиками начала XIX в., по определению французского историка А. Монглана, лежит пропасть. Эта пропасть — французская революция, которая "надломила человека", в результате возникла идеология "несчастного, разочарованного героя", байроновского Чайлд Гарольда, "нового Гамлета". Восхищение "общественным человеком" сменилось эстетизацией индивидуализма и тягой к уединению. Таким образом, различия между Романтизмом "старым" и "новым" на первых порах заключались в области идеологии. Основными принципами романтической эстетики стали субъективизм и историзм художественного мышления. Новое, современное искусство романтики начала XIX в. называли христианским, противопоставляя его Классицизму, ориентированному на языческую древность. Отсюда увлечение средневековым искусством как национальной классикой (для каждого народа своей). Христианское и романтическое стали синонимами, поскольку в христианской религии "все ориентировано на внутреннего человека". Пафосом обращения к человеческой душе проникнуто программное произведение эстетики Романтизма — трактат Ф. Р. де Шатобриана "Гений христианства" (1800—1802). Особенно мистическую окраску получило движение Романтизма в Германии. По замечанию В. Вакенродера (1773—1798), вдохновителя немецких романтиков, многие немецкие художники, "осознавая красоту и мистическую силу религиозного искусства", переходили из лютеранской веры в католичество. Причем искусство они рассматривали по-средневековому, как ремесло, благочестие. Ф. В. Шеллинг (1775—1854) и Новалис (псевдоним Ф. фон Гарденберга; 1772—1801) возрождали идеи Плотина (205—270 г.) о стремлении к "мировой душе" (см. неоплатонизм), к "бесконечности, превосходящей любую форму". Это стремление немецкие романтики называли "бесконечным желанием души". Великий олимпиец Й. В. Гёте (1749—1832), совершив два путешествия в Италию (1786—1788), совмещал любовь к античности с романтическим мироощущением — "идеализированным действительным". Интерес к средневековому фольклору кельтов, скандинавов объясняет громкий успех сомнительного с художественной точки зрения произведения — "Поэмы Оссиана" Дж. Макферсона (1760—1773). В 1790—1800-х гг. в г. Йена в Тюрингии возник кружок йенских романтиков. Их трибуной стал журнал "Атенеум" под редакцией братьев Шлегель (журнал издавали в Берлине). Красотой местной природы объясняют утверждение, что немецкий романтизм распространялся из Тюрингии. Об этом свидетельствуют и "Путешествие по Гарцу" («Harz Reisen") Г. Гейне (1824—1826), и "Письма русского путешественника" Н. М. Карамзина (1791—1792). В 1820-х гг. первый этап немецкого романтизма закончился, и на смену йенским романтикам пришли литераторы гейдельбергской школы (Гейдельберг, правильнее Хайдельберг, — город на юго-западе Германии). А. фон Арним, К. Брентано утверждали ценности не индивидуализма, а народности. Завершал германскую романтическую традицию в литературе Э. Т.-А. Гофман. Французский поэт и художественный критик Шарль Бодлер (1821—1867) в статье "Что такое романтизм?" объяснял, что романтический метод заключается в восприятии мира, а вовсе не в выборе сюжетов, и обрести его можно не на стороне, а только в своем внутреннем мире, и поэтому романтизм есть искусство современности. Но вместе с этим "романтизм — дитя севера", склонен к экспрессивному, динамичному стилю, а юг классичен, "ибо его природа столь прекрасна и ясна, что человеку там нечего больше желать... Болезненный и тревожный север тешит себя игрой воображения", и поэтому "Рафаэль — материалист, он классичен, а Рембрандт, напротив, — могучий идеалист", он "повествует о страданиях рода человеческого". О различиях Севера и Юга, классического Итальянского Возрождения и романтического северного искусства писал классик искусствознания Вёльфлин. Романтизм часто противопоставляют реализму, что неверно, поскольку в этом случае сравниваются категории разного уровня значений. Реализм правильнее противопоставлять идеализму, а Романтизм — Классицизму. Если художник заявляет: "Я стремлюсь изобразить вещи такими, каковы они есть в действительности, независимо от моих ощущений", — такой человек не художник и тем более не реалист, а натуралист, в философском смысле — позитивист. Романтик по убеждению идеалист, он стремится представить вещи такими, какими их видит именно он. Романтики стремятся уйти в мир идеальных представлений, утопических мечтаний о совершенстве высшей, духовной реальности, вечности и Абсолютной красоты, недоступной рациональному мышлению. Эти качества сближают романтическое мышление с символизмом. Однако искусство символизма характеризуется стремлением художника через материальную форму подняться к запредельному, идеальному смыслу. Романтизм, напротив, предполагает воплощение идеального, трансцендентного в материальной действительности. Романтическое художественное мышление подразумевает использование определенных способов и приемов формообразования, которые наиболее полно проявляются (как и в художественном направлении Классицизма) в исторических художественных стилях. Среди них прежде всего следует назвать Готику и Барокко. Несмотря на различие художественных форм, эти стили объединяют общие закономерности композиции (см. мнимость; "романтика масштаба"). Использование света и цвета, эффектов "перетекания пространств" и "волнения форм", приемы намеренного смешения внутренних и внешних пространств, динамика, экспрессия и многое другое относят все региональные разновидности готического и барочного стилей, как и родственные им неостили, к области романтического художественного мышления. Своеобразной декларацией Романтизма можно считать роман В. Гюго "Собор Парижской Богоматери" (1831). С другой стороны, творчество назарейцев (немецких художников начала XIX в. в Италии), как и художников немецко-австрийского Бидермайера, английских прерафаэлитов, которых часто относят к этому же направлению, романтическим не является. Декларируя Романтизм, эти художники использовали формы академического и натуралистического искусства. Точно так же нельзя считать романтическими морские пейзажи И. К. Айвазовского. Противоречивым было творчество немецких художников "нордического эллинизма". Их больше интересовала не подлинная культура античной Греции и Италии (как следовало бы ожидать из названия), а вымышленные неостили. "Никто из немецких эллинофилов никогда не был в Греции, некоторые из них намеренно избегали возможностей посетить страну, к которой они возводили истоки своих критериев. Вера в эллинский образец походила на религиозность... Какой-нибудь Гёльдерлин так и видел себя на фоне греческого ландшафта — граница между исторически достоверной Грецией и элизиумом была не слишком четкой, а мощь воображения... гигантской" (см. прусский эллинизм). Попадая в настоящий, а не вымышленный Рим, художники "сумрачного немецкого гения" не находили в нем своей мрачноватой фантастики, но упорно насыщали кампанские пейзажи готическими видениями. Особое течение романтической пейзажной живописи, парадоксально сочетающей фантастичность мышления и натуралистические приемы изображения, представляет школа дрезденских романтиков: картины К. Д. Фридриха, К. Блехена, К. Г. Каруса, Й. Х. Даля и других художников. Для искусства Романтизма характерны историчность мышления, ретроспективизм и, одновременно, расширение географии искусства (см. место; топография искусства). У. Шекспир, желая изобразить "значительное в настоящем", переносил место действия в иные времена и чужие страны, где он сам никогда не бывал, — в Данию, Италию. Точно так же немецкие романтики XIX в., дабы избежать близости места и времени, равносильной для них банальности, мысленно переносились в Англию, Францию, Италию или Скандинавию. Такой же художественный смысл имеет изображение руин, намеренное руинирование памятников в картинах и гравюрах, на самом деле существующих в целости и сохранности, создание романтических руин в "пейзажных парках". Подобные композиции символизируют бесконечное течение времени, делают зримым отношение мимолетного, преходящего с вечным. "Движение времени" можно изобразить в растрескавшихся камнях, покрытых древними мхами, и пробивающихся сквозь них ростках жизни. Английский философ Д. Юм утверждал, что готические руины представляют собой "победу времени над силой", а греческие — "варварства над вкусом". В начале XIX в. появилась мода наводить искусственную патину на бронзовые статуэтки, а у мраморных скульптур отбивать руки "под антики". Романтическое переживание истории грустно, поскольку акцентирует бренность всего живого, безвозвратно уходящее настоящее и неизвестность будущего. Античные руины "углубляют" пространство романтических пейзажей во времени. Важное значение приобретают дальний план, уходящая в бесконечность линия горизонта, контраст маленьких человеческих фигур на фоне бесконечных просторов, что так удачно умели подчеркивать дрезденские романтики. Если для композиций Классицизма правилом является соблюдение единства места и времени, то в романтическом искусстве — иррациональность пространственно-временных отношений, которая выражается метафорой "даль времен". Отсюда романтическая тема величия природы, мощи стихии и слабости человека перед ее могучими силами. Показательный пример — картина Т. Жерико "Плот Медузы" (1818—1819), которую парижская публика оставила без внимания, а критика расценила в качестве своеобразного манифеста художественного Романтизма (в основу сюжета положено действительное событие — крушение фрегата "Медуза" в 1816 г.). О романтическом темпераменте Жерико свидетельствует следующий эпизод. Художник увлекался изображением скачек и диких лошадей. В ответ на сравнение его картин с близкими по жанру произведениями академиста К. Верне художник бросил кратко: "Одна моя лошадь сожрет шесть его". Романтизму свойствен живописный метод. Он проявляется в эстетизации динамики, контрастов природы: руин, стихий, катаклизмов — и в особенной живописности картин. Картины признанного лидера французских романтиков в живописи Эжена Делакруа (1798—1863) отличаются в первую очередь качествами живописности формы. Сам художник писал, что великий классицист Н. Пуссен "придавал идее несколько большее значение, чем того требует живопись... впадал в некоторую нарочитость... Недаром подобными картинами восхищаются литераторы". В сравнении с Классицизмом искусство Романтизма менее прочно, поскольку отмечено двойственностью, даже исторической эфемерностью. Романтизм классичен, поскольку основан на ностальгии по ушедшим временам, и одновременно актуален. Стендаль утверждал, что французский драматург XVII в. Жан Расин для своего времени был романтиком: пользуясь классическими сюжетами, он показывал современные страсти. Но по прошествии времени его пьесы устарели и стали классическими. Романтическое чувство отсутствует у детей и людей наивной, архаической культуры. Романтика представляет собой высшую ступень духовного развития человека. И поэтому в истории искусства сначала формируется Классицизм, а затем на его основании вырастает романтическое искусство. Академический Классицизм и Романтизм — антагонисты. Делакруа шесть раз выставлял свою кандидатуру в Академию изящных искусств, по его собственным словам, "только для того, чтобы увидеть, как вакантное место заполнялось каким-нибудь другим, малозначительным художником". Романтизм формирует новые методы и приемы, одновременно оттесняя устаревшие в сферу академического искусства. В этом кроется причина разлада, надлома в самом романтическом движении. В России идеология Романтизма зарождалась позднее, чем в странах Западной Европы. Поклонником немецких романтиков был русский писатель и переводчик Василий Андреевич Жуковский (1783—1852). Он коллекционировал картины дрезденских романтиков, в 1821 г. встречался в Дрездене с К. Д. Фридрихом (см. также "николаевская готика"). В Петербурге термин "романтизм" в отношении живописи впервые связали с творчеством портретиста А. Г. Варнека (1782—1843), а затем — О. А. Кипренского (1782—1836). Однако если в западноевропейских странах романтическое движение крепло в противодействии рационалистической философии эпохи Просвещения и "просветительского классицизма", то в России, напротив, романтизм сочетался с просветительскими идеями, в результате происходило сращивание Романтизма и академического искусства (см. екатерининский классицизм; "русский бидермайер"; русское академическое искусство; Царицыно). Сенсационная для Италии и России картина К. П. Брюллова "Последний день Помпеи", написанная художником в Риме в 1830—1833 гг., была расценена как безусловно романтическая, но в Париже эту же картину встретили в 1834 г. весьма прохладно, как безнадежно устаревшее и типично академичное произведение. Та же историческая особенность делает сомнительным безоговорочное отнесение к Романтизму творчество замечательного русского художника А. А. Иванова. О "запоздании" русского Романтизма свидетельствуют, в частности, даты музыкальных романтических произведений П. И. Чайковского: симфоническая поэма "Манфред" (1885), "Итальянское каприччио" (1880), опера "Иоланта" (1891). В архитектуре идеи Романтизма распространялись после Отечественной войны 1812 г., когда, по выражению И. Э. Грабаря, "в душе человека зашевелилось религиозное чувство... сердце давно уже тосковало по молитве", а "грозный двенадцатый год не одного вольтерьянца снова научил молиться". С этой эпохой связан неосуществленный проект храма Христа Спасителя в Москве на Воробьевых горах. Идея состояла в возведении храма-памятника в честь Христа — Спасителя России в войне с Наполеоном — по обету, данному императором Александром I в 1812 г. Проект архитектора Карла (Александра Лаврентьевича) Витберга (1787—1855) представлял собой романтический образ, облеченный в классицистические формы. Символика отдельных частей сооружения отвечала актуальным идеям русского масонства. В 1817 г. архитектор Витберг, родившийся в Петербурге в шведской семье, ради реализации проекта перешел в православие и взял имя Александр в честь российского императора. Он состоял в масонской ложе и был близок членам общества "Беседа любителей русского слова". Философско-религиозный замысел архитектора предполагал возведение грандиозного "тройственного храма в общехристианских категориях", соответствующего "не только требованиям греческой церкви". Символика Св. Троицы соотносилась с природой человека — "храмом тела, храмом души и храмом духа" — таким образом, чтобы "все наружные формы храма были отпечатком внутренней идеи". Согласно проекту, предполагалось создать высеченное в горе подземное святилище во имя Рождества Христова в виде параллелограмма, символизирующего "тело, гробницу", — в нем находилась бы крипта в память павших героев. Над этим храмом должен находиться второй — во имя Преображения Христа, в форме греческого креста, который образовывали бы четыре двенадцатиколонных портика наподобие раскинутых рук человека. Завершает сооружение ротонда, увенчанная куполом (символ неба) с крестом, — храм Воскресения Христова. Аналогия тройственной природы Бога, человека и храма представляет собой романтическую идею, свойственную подвижничеству русских художников. Однако из-за трудностей и просчетов в организации строительства в 1826 г. новый император Николай I распорядился прекратить работы, а в 1835 г. архитектор был сослан в Вятку. История архитектора Витберга и замысел проекта изложены А. И. Герценом в "Былом и думах". В дальнейшем романтическая традиция в русском искусстве под политическим давлением фактически пресеклась, несмотря на обилие "романтических" неостилей. Последний взлет романтизма связан с течением символизма в поэзии и живописи начала XX в. Однако и это течение завершилось крушением туманных идеалов и мечтаний о "лиловых мирах". Так Романтизм, завершая грандиозную эпоху постренессансного искусства XVI—XIX вв., подвел черту и классицистической традиции.